Центр экспертизы по вопросам ВТО
 


Возможность задать вопрос создателям сайта по тематике присоединения России к ВТО
Результаты мониторинга СМИ, пресс-релизы, мнения экспертов, информация о событиях
Новости
Пресса
Мнения
Календарь событий
Вопросы и ответы
Общая информация о структуре, принципах функционирования, участниках ВТО, выгодах членства в ВТО и типичных заблуждениях относительно деятельности организации
Краткая справка
Участники ВТО
ВТО о себе
названия организаций со ссылками на их сайты






Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Архив



Китай в ВТО: Либеральный протекционизм

Александр Салицкий, доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН


Текст перепечатывается с сокращениями с информационного сайта политических комментариев www.politcom.ru

Присоединение Китая к ВТО в конце 2001 г. широко освещалось в зарубежной аналитике и куда меньше - в России. Это ошибка. Во-первых, продолжая переговоры о вступлении в ВТО, российской стороне нужно хорошо знать наиболее свежий прецедент такого рода. Актуальны и юридические детали, и опыт общего подхода к переговорам с указанной организацией крупной страны, проблемы и история хозяйства которой во многих отношениях похожи на российские. Во-вторых, стремительно увеличивая свое присутствие на мировых рынках, КНР стала перспективнейшим партнером и сильным конкурентом, оказывающим растущее воздействие на правила игры в международной торговле и позиции, занимаемые в ней другими участниками. Крупные достижения во внешнеэкономической области в 90-е годы приходили в ходе дозированной либерализации при преобладании выраженного протекционизма.

О его масштабах можно судить даже по огромному количеству поправок к законодательству, которые Пекин согласился сделать на переговорах с ВТО. Успехи пришли не сразу: еще полтора десятка лет назад страна испытывала серьезную нехватку валюты, экспорт оставался преимущественно топливно-сырьевым (табл. 1), а первые годы открытой политики не дали ощутимых результатов в привлечении зарубежных инвестиций. КНР начала переговоры с ГАТТ (предшественником ВТО) в 1986 г. и, как представляется, только выиграла от того, что не пыталась форсировать процесс вступления в эту организацию.

Протекционизм гармонично связал полуавтаркический курс 60-70-х годов с, возможно, куда более либеральной будущей экономической стратегией. Уступки же, сделанные КНР в ходе завершающего этапа переговоров о членстве в ВТО (1999-2001 гг.), не означают полного демонтажа сложившейся в стране системы внешнеэкономического регулирования, в которой государство сохранило за собой ряд эффективных рычагов.

Таблица 1. Структура экспорта КНР (%)

 

1985

1987

1991

1995

1998

2001

Сырье и продукты первичной переработки

50,6

33,5

22,5

14,4

11,2

9,8

Промышленная продукция

49,4

66,5

77,5

85,6

88,8

90,2

Информационная база МВТЭС КНР (www.moftec.gov.cn).

Таблица 2. Темпы прироста ВВП и внешней торговли КНР (%)

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

ВВП

10,2

9,7

8,5

7,8

7,1

8,2

7,3

Внешняя торговля

18,6

3,2

12,0

-0,4

6,2

28,2

7,5

Источник: Чжунго тунцзи няньцзянь: 2001. Пекин, 2001.

Китай не очень сильно зависит от внешних рынков: резкие колебания объемов торговли не оказывают заметного воздействия на темпы роста, в подавляющей части базирующегося на внутренних факторах (табл. 2). После азиатских кризисов 1997-1998 гг. это отличие от соседних новоиндустриальных стран, по-видимому, стимулировало более активную и либеральную внешнеэкономическую политику. Т.е. основу для завершения переговоров с ВТО составила уверенность Китая в собственных силах, реальная возможность утвердиться на старых и новых рынках. К тому же большее открытие внутреннего рынка для внешней конкуренции, унификация действующих таможенных и налоговых норм прямо и косвенно способствуют укреплению центральной власти. Она, в частности, усилит свою роль при необходимых реформах правовой системы, упрощении чрезмерно громоздких внешнеэкономических процедур, являющихся, помимо прочего, питательной средой коррупции.

Рынок Китая хорошо защищен. Государственные организации сохраняют очень сильные непосредственные позиции во внешнеэкономических связях КНР. На их долю приходится не менее 70% внешней торговли, если учитывать долю китайской стороны в предприятиях с иностранным участием. Поскольку частные предприятия резидентов крайне редко имеют доступ на внешний рынок (на них приходится менее 2% внешней торговли), а физическим лицам лишь в 1997 г. разрешили быть пайщиками совместных с иностранным капиталом предприятий, можно сказать, что частный сектор КНР опоздал в глобализацию: основные сегменты внешнего рынка, а также важные сферы сотрудничества с иностранным капиталом на внутреннем рынке страны уже заняты крупными государственными компаниями и предприятиями. Они в среднем уступают крупнейшим мировым ТНК, поэтому Пекин продолжает их укрупнение и реорганизацию.

По соглашениям с ВТО Китай несколько ослабил государственные монополии во внешнеэкономических связях: в течение трех лет будет формально ликвидирована система ведения экспортно-импортных операций с рядом товаров (натуральный каучук, древесина, сталь и прокат) специально уполномоченными компаниями. Государственным внешнеторговым компаниям оставлено преимущественное право ведения внешней торговли зерновыми, нефтью и нефтепродуктами (для частных компаний зарезервирована увеличиваемая квота, табл. 3), удобрениями, хлопком и хлопковым волокном, табаком и сигаретами, сахаром, некоторыми видами растительных масел, вольфрамовыми рудами и концентратами, чаем, углем и коксом, шелком, серебром, сурьмой. На большинство перечисленных позиций (а также медикаменты - около 40 товарных групп) сохранится и государственное ценообразование. Оно распространяется также на соль, природный газ, тарифы на коммунальные услуги, плату за жилье и воду для орошения, почтовые, телекоммуникационные, образовательные, транспортные и некоторые профессиональные услуги (архитектурные и инженерные, юридические, бухгалтерские, арбитражные, нотариальные, регистрационные и др.).

Таблица 3. Квоты на торговлю нефтью и нефтепродуктами для негосударственных компаний

 

Квота на дату вступления в ВТО (млн.т)

Ежегодный прирост квоты (%)

Нефть

4

15

Нефтепродукты

7,2

15

World Trade Organization. Report of the Working Party on the Accession of China. Doha, 9-13 November 2001. P.96.

Очевидно, что сохранение в руках государства разнообразных и мощных средств контроля над внешнеэкономической политикой существенно облегчает защиту внутреннего рынка там, где это необходимо, а также принятие ответных мер в случае серьезного нарушения прав китайских экспортеров. Помимо чисто экономических рычагов, государство в Китае сохраняет в своих руках СМИ и имеет широкие возможности воздействия на хозяйственное поведение населения и предпринимателей. Для него не представляет особых проблем запустить (и остановить) в случае нужды эффективные кампании типа "покупай китайское (местное)" и т.п.

Стоит напомнить, что средняя ставка таможенного тарифа КНР после перехода на Гармонизированную систему (Harmonized Commodity Description and Coding System) с 1 января 1992 г. составила 44%; чуть меньшим был уровень реального обложения импорта (отношение суммы пошлин к стоимости ввоза). В течение 90-х годов правительство Китая неоднократно снижало ставки таможенного тарифа. По мере исключительно динамичного роста "сборочного" сектора китайского хозяйства снижался уровень реального обложения импорта (комплектующие для экспортных производств ввозятся беспошлинно). Средняя ставка тарифа на промышленные товары достигла 24% в 1997 г., 17% в 1999 г. и 16,4% в 2000 г. (аналогичный показатель в 1999 г. составил в развитых странах 3,8%, в развивающихся - 12,3%). Примечательно, что уровень защиты по потребительским товарам был примерно в полтора раза выше.

По соглашениям с ВТО средняя ставка таможенного тарифа КНР будет к 2005 г. доведена до 10%. При этом более высокий уровень защиты (по зерновым и некоторым другим сельскохозяйственным товарам - в пределах импортных квот) предусмотрен для сельскохозяйственной продукции - 14-15% (31% в 2001 г.). Зерновые, импортируемые сверх квоты, в 2002 г. будут облагаться пошлиной в размере 75%, в 2004 г. - 65%, а суммарные квоты составят соответственно 14,5 и 22,1 млн. т.

Количественные ограничения (введенные в КНР в 1996 г.) распространялись в 2000 г. примерно на 20% китайского импорта. По соглашениям с ВТО они сохранятся на пятилетний переходный период по пятнадцати товарным группам: нефтепродуктам, ряду химических товаров, автомобилям и мотоциклам, кондиционерам, телевизорам и т.д. По 377 товарным позициям предусмотрена постепенная (в течение 2-4 лет) отмена лицензирования, квотирования и тендеров.

Следуя идеям самообеспечения и максимизации стоимости, добавленной на своей территории, Китай сохраняет экспортные пошлины на многие сырьевые товары и полуфабрикаты, что зафиксировано в соглашениях с ВТО (85 позиций). Десятым пятилетним планом на 2001-2005 гг. предусмотрен рост обеспечения внутренних потребностей медью и алюминием - до 70 и 90% соответственно).

Для защиты внутреннего рынка Китай широко использует технические стандарты и условия. Хотя определенный прогресс в переходе на международные стандарты есть, его никак не назовешь стремительным: в течение последних 20 лет сфера использования международных стандартов расширилась с 12 до 40%. По соглашению с ВТО, КНР обязалась расширять сферу действия международных стандартов на 10% каждые 5 лет.

В документах о приеме КНР в ВТО зафиксированы достаточно четкие обязательства участников антидемпинговых расследований или введения компенсационных пошлин. Упор сделан на повышение прозрачности процедур, китайской стороной показаны обязанности государственных экономических органов по рассмотрению жалоб местных производителей. С 1997 г. КНР начала проводить собственные антидемпинговые расследования.

Стоит заметить, что нынешняя привлекательность китайского рынка и неплохая координация действий участников внешнеэкономических связей (большую роль, помимо государственных органов, играют ассоциации товаропроизводителей) позволяют достаточно эффективно осуществлять нажим на торговых партнеров. Заметно также традиционное для китайской политики стремление к разрешению возникающих разногласий на двусторонней основе и без особой огласки, особенно в отношениях с соседними странами.

Существенной спецификой отличается политика Китая в отношении иностранных инвестиций. Главная их часть представлена прямыми капиталовложениями в промышленность, в отношении которых на протяжении всего периода реформ проводился курс, почти противоположный идеологии ВТО. Ни принцип национального режима (зарубежному капиталу предоставлялись значительные тарифные и налоговые льготы по сравнению с местными производителями), ни принцип наибольшего благоприятствования (дополнительные преференции имели зарубежные этнические китайцы), ни принцип одинаковых условий для зарубежных вкладчиков на всей территории государства (разных типов особых зон не менее пяти), ни принцип равного доступа к рынку (предприятиям с иностранным участием, как правило, был закрыт самостоятельный сбыт продукции в КНР) не соблюдались государством, привлекшим более 300 млрд. долл. иностранного предпринимательского капитала. Вдобавок, Китай в законодательном порядке определял зарубежным инвесторам обязательства по использованию в производстве местных комплектующих, доле экспорта в продажах и т.п.

КНР в полной мере использовала и менее "крамольную" регламентацию деятельности зарубежных инвесторов по передаче современных технологий, доле в капитале, гражданству управляющих и персонала. Особенность Китая то, что полноправным участником предприятия с иностранным капиталом, как правило, является государственная китайская компания, а предметом сотрудничества - создание новых объектов. Сравнительно редки случаи приобретения иностранным инвестором китайских предприятий (около 5% прямых капиталовложений в КНР по сравнению с 85% в среднем по миру).

Ведущие национальные компании Китая имеют теперь достаточный опыт и ресурсы для осуществления крупных проектов с зарубежными корпорациями (или конкуренции с ними) на относительно паритетных началах. Соответственно, не выглядит большой угрозой более либеральный подход к деятельности иностранного капитала в стране, который нашел воплощение в договоренностях с ВТО. КНР взяла на себя обязательства в области постепенной ликвидации таможенных и налоговых преференций в районах с особым режимом, ведя дело к сближению юридических и налоговых условий хозяйственной деятельности на территории страны. Все же "ограничительно-поощрительный" принцип взаимодействия с иностранным капиталом сохраняет свое значение (по-прежнему стимулируются отдельные высокотехнологичные направления, развитие инфраструктуры в отсталых районах и т.п.), а борьба за рынки и ресурсы продолжается в более скрытых формах. Одна из областей жесткого соперничества между иностранными и национальными производителями - быстро растущие рынки - компьютеров и комплектующих, мобильных телефонов, фармацевтики и т.п.

Важно, что собственность на землю в Китае остается государственной. Ставки арендной платы и возможность изъятия арендуемого участка дают достаточные рычаги воздействия на зарубежного инвестора. Максимальные сроки аренды определены законом как 70 лет для жилых зданий, 50 лет - для промышленных объектов, комплексного развития, учреждений культуры, науки и образования и 40 лет - для коммерческих и туристских объектов.

В сфере услуг, практически закрытой для зарубежного бизнеса в течение всего предшествовавшего периода реформ, КНР по соглашениям с ВТО пошла на ограниченную и поступательную либерализацию. Практически во всех отраслях предусмотрено постепенное расширение географии деятельности иностранного капитала и повышение его участия в капитале совместных предприятий. В ряде случаев будет допущено полное владение предприятиями. Определен также круг разрешенных операций. Ограничительные схемы предусмотрены соглашениями в области туризма, внутренней торговли, профессиональных услуг адвокатов, архитекторов, инженеров, подрядчиков, медиков, бизнес-консультантов, преподавателей и т.д. Мотивация таких ограничений, как правило, весьма прозрачна: преследуются цели расширения занятости китайского населения, сохранения для национальных агентов наиболее выгодных операций, облегчения контроля над деятельностью иностранного капитала и развитием хозяйства в целом.

От сугубо протекционистской доктрины, послужившей основой подъема хозяйства страны в годы реформ, Китай переходит к более либеральной внешнеэкономической политике. Защита рынка чаще мыслится диалектично: как заполнение его конкурентоспособной продукцией, в том числе путем расширения ассортимента за счет импорта - но, непременно, в дозированном количестве. Протекционизм приобретает более тонкие формы, а либеральная риторика облегчает, помимо прочего, выборочную и нередко весьма активную товарную и инвестиционную экспансию на перспективные внешние рынки.




 
Тел: (495) 725 30 73,


E-mail: info@wto.ru